АЛЕКСАНДРИТ
ДРАГОЦЕННЫЕ КАМНИ
АЛЕКСАНДРИТМЕСТОРОЖДЕНИЯ АЛЕКСАНДРИТОВПРОДАЖА АЛЕКСАНДРИТОВКОНТАКТЫ


КАРТА САЙТА
ТЕРМИНОЛОГИЯ МИНЕРАЛОВ
ИСТОРИЯ АЛЕКСАНДРИТОВ
МЕТОДЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ АЛЕКСАНДРИТА
ТУ АЛЕКСАНДРИТОВ
ОСОБЕННОСТИ ДРАГОЦЕННЫХ КАМНЕЙ
ОГРАНКА АЛЕКСАНДРИТОВ
ГЕММОЛОГИЯ
МЕТОДЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ АЛЕКСАНДРИТА
ИММЕРСИОННЫЙ МЕТОД
МЕТОД ТЯЖЕЛЫХ ЖИДКОСТЕЙ
МЕТОД ЧЕЛСИ
РЕВЕРС АЛЕКСАНДРИТА
ПРОВЕРКА РЕВЕРСА АЛЕКСАНДРИТА
ЦВЕТА АЛЕКСАНДРИТОВ
ПАЛИТРА АЛЕКСАНДРИТОВ
ПРОВЕРКА ЦВЕТОВ АЛЕКСАНДРИТА
ПЕРЕД ПОКУПКОЙ АЛЕКСАНДРИТА
СТОИМОСТЬ АЛЕКСАНДРИТА
ВЕС АЛЕКСАНДРИТА
1 КАРАТ АЛЕКСАНДРИТА
СИНТЕТИЧЕСКИЙ АЛЕКСАНДРИТ
МЕСТОРОЖДЕНИЯ АЛЕКСАНДРИТОВ
КАМЕНЬ СИЛЬНЫХ И БОГАТЫХ
УХОД ЗА ДРАГОЦЕННЫМИ КАМНЯМИ
АЛЕКСАНДРИТ. КАК ОТЛИЧИТЬ?
ПЛЕОХРОИЗМА АЛЕКСАНДРИТА
ПЛЕОХОРИЗ ДРАГОЦЕННІХ КАМНЕЙ
ВКЛЮЧЕНИЕ В АЛИКСАНДРИТЕ
ВКЛЮЧЕНИЯ В ХРИЗОБИРИЛЛАХ
ИСКУССТВЕННЫЙ АЛЕКСАНДРИТ
ПРАВИЛО 4С
ФОРМА И СИНГОНИЯ КРИСТАЛЛОВ
ОБЛИК АЛЕКСАНДРИТА
ЧЕРТЫ АЛЕКСАНДРИТА
ДРАГОЦЕННЫЕ И ПОДДЕЛОЧНЫЕ КАМНИ
ФИЗИКО-МЕХАНИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА
ОПТИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА
ИССЛЕДОВАНИЕ АЛЕКСАНДРИТОВ
СИНТЕЗ АЛЕКСАНДРИТА
ХРИЗОБИРИЛЛ
ДИСПЕРСИЯ
КЛАССИФИКАЦИЯ АЛЕКСАНДРИТА
ИМИТАЦИЯ АЛЕКСАНДРИТА
ПОЛЕЗНЫЕ СОВЕТЫ
ДИХРОИЗМ АЛЕКСАНДРИТА
АЛЕКСАНДРИТ ПРОФИЛЬ
РАЗМЕРЫ И ВЕС
ОГРАНКА ДРАГОЦЕННЫХ КАМНЕЙ
КЛАССИФИКАЦИЯ ЦВЕТОВ
ЦВЕТОКОРРЕКЦИЯ ДРАГОЦЕННЫХ КАМНЕЙ
ЦВЕТ ДРАГОЦЕННЫХ КАНЕЙ
ДВУЛУЧЕПРЕЛОМЛЕНИЕ
ПЛЕХРОИЗМ И ДИХРОИЗМ
КРИСТАЛИЧЕСКАЯ РЕШЕТКА
ШКАЛА МООСА


ИМИТАЦИЯ АЛЕКСАНДРИТА
 

Loading

 

Имитации и синтетические аналоги александрита


  Вначале немного о терминологии. Имитациями природных драгоценных камней называются изделия, лишь похожие на них внешне – это могут быть как искуственно созданные материалы, так и дешевые природные или синтетические минералы-заменители. Грубо говоря, имитации – это подделки под природный камень. Синтетические аналоги – искуственно выращенные минералы, соответствующие природным камням по химическому составу и большинству физических и оптических характеристик, (а иногда и слегка превосходящие их в этом). Синтетический аналог – тот же самый минерал, только не созданный природой, а выращенный «в пробирке». Несколько особняком стоят «облагороженные» камни – природные образования, чьи «потребительские» свойства, в частности цвет, усилены или изменены нагреванием, рентгеновским облучением, пропиткой красителями, полимерами и т.п. «Облагороженных» александритов на рынке пока не наблюдается, но, зачастую, бледному зеленовато-желтому цимофану с помощью интенсивного гамма-облучения придают густую медово-коричневую окраску [10]. 
   В конце XIX – начале XX веков в промышленных масштабах был искусственно получен синтетический корунд (Al2O3), который довольно скоро стал использоваться как заменитель-аналог природного рубина и сапфира в недорогих ювелирных украшениях и бижутерии. Примесь ванадия и титана при производстве синтетического корунда придавала ему александритовый эффект с интенсивным реверсом от слабого голубовато-зеленовато-серого до насыщенного красно-фиолетового, пурпурного (аметистового) цвета. Это наиболее распространенная и дешеваяимитация природного александрита. Также в середине XX века для целей имитации александрита были использованы некоторые разновидности синтетических шпинелей. 
   Технические имитации александрита обычно представлены дублетом, в котором верхняя часть сложена темно-красным камнем – обычно гранатом-альмандином или пиропом, а нижняя – дешевым зеленым камнем или стеклом. 
   Первые сведения о лабораторном получении синтетического аналога хризоберилла-александрита датируются второй половиной XIX века. П.А. Чирвинский в своем классическом труде «Искуственный синтез минералов в XIX столетии» [90] упоминает о том, что Жак Жозеф Эбельмен в 1851 году получил синтетический хризоберилл в кристаллах размером до 5–6 мм. Им же получен искусственный фенакит и не имеющее природных аналогов соединение окислов бериллия и хрома очень точно имитирующее оптические свойства александрита и отличающееся от него только химическим составом (окисел хрома вместо окисла алюминия). Искусственно синтезировали хризоберилл также А. Сен-Клер Девиль и Карон в 1858 году и П. Отдейль и А. Пери в 1888 году. 
   А. Лакруа в 1887 году в «Заметке о способах получения корунда» пишет, что он сумел искусственно получить иглоподобные кристаллы ромбической сингонии, состоящие из окислов бериллия и алюминия (хризобериллового состава). Далее он упоминает, что прибавка хлорида хрома к исходной смеси для выращивания придавала кристаллам зеленую окраску, которая «исчезала при исследовании в искусственном свете, подобно тому, как это наблюдается у разновидности хризоберилла – александрита». 
   В середине XX века выращивание синтетического александрита методом «из раствора в расплаве» производилось Е. Фаррелом и Дж. Фангом в Массачутетском технологическом институте, но величина плохо образованных кристаллов александрита достигала при этом не более 3 мм. Чуть позже В.Боннер и Л. Ван-Эйтерт из лаборатории фирмы «Белл» этим же методом вырастили кристаллы александрита размером до 4,4 см. 
   Промышленный метод синтеза хризоберилла-александрита методом флюса из раствора в расплаве молибдата лития разработан в 1964 году в США. Производство синтетического сырья по этому методу, запатентованному К. Клайном и Д. Паттерсоном, в промышленных масштабах начато в 1972 году лабораторией фирмы «Криэйтив кристалс» в г. Сен-Рамон, Дэнвилл, Калифорния. Суть запатентованного способа заключается в медленном охлаждении раствора ВеО и Аl2О3 в плавне Li2O+MoO3 от температуры 1200°С со скоростью 1°С/час. Окись бериллия и глинозем составляют около 4% массы расплава, а окись железа (Fe2О3) и хрома (Сг2О3) – около 1%. Фактически содержание железа варьируется от 0,7 до 2,8%, а хрома – от 0,001 до 0,5%. В качестве затравочных кристаллов используются природные или синтетические хризобериллы, которые помещают в платиновую рамку и опускают в расплав перед началом охлаждения. Рост продолжается от 7 до 9 недель, затем кристаллы разрезаются для отделения александрита от затравки. Таким способом получают наиболее красивые синтетические александриты пригодные для ювелирных целей и он остается одним из ведущих до настоящего времени [5]. Наиболее крупные кристаллы получают методом Чохральского – вытягиванием кристалла из расплава. Производство синтетического александрита этим методом производится с 1970 году японской фирмой «Киосера» («Kyoto Ceramics Co.»). Ее продукция поступала на рынок под названиями «инамори» и «крезент-верт». Синтетический александрит-инамори обладает эффектом кошачьего глаза, его реверс от зеленовато-желтого при дневном свете до красно-фиолетового – при искуственном освещении. Японская же фирма «Сейко» с 1980 года синтезирует александрит методом зонной плавки [95]. 
   Благодаря своим особенным оптическим и физическим свойствам, александрит ценится не только как драгоценный камень, но и как технический материал, особенно в квантовой электронике, в частности, – в производстве лазеров с плавным изменением длин волн излучения в диапазонах 700–815 нм. Они могут использоваться для спектроскопии, отжига полупроводников, в атмосферных лидарах, дальномерах, при обработке твердых материалов, в медицине. Особенно широкое применение перестраиваемые александритовые лазеры нашли сейчас в медицинской косметологии и микрохирургии глаза. В силу высокой чистоты и относительной дешевизны по сравнению с природным камнем, синтетический александрит незаменим в качестве материала высоких технологий. 
   В 2003 году в Университете Рочестера в Нью-Йорке разработан революционный способ регулируемого изменения скорости света при помощи кристалла александрита и двух твердотельных лазеров, один из которых является перестраиваемым (александритовым). При «стандартной» скорости света в вакууме в 300 тысяч км в секунду, ученым удавалось снижать ее до 91 метра в секунду, а также значительно ускорять свет. Данная методика (авторы Мэтью Биджелоу и др.), в отличие от предыдущих, работоспособна при комнатных температурах и не требует дорогостоящего охлаждающего оборудования, она может положить начало новой эры в средствах передачи и обмена данными в компьютерной технике и уникальных исследованиях в области квантовой и релятивистской механики. 
   В России с 1980 года лабораторией № 6 Конструкторско-технологического института монокристаллов (г. Новосибирск) налажено производство качественного синтетического александрита методами флюса (методика Г. Букина), Чохральского, зонной плавки и гидротермального синтеза. Выращенный здесь синтетический александрит пригоден как для технических, так и для ювелирных целей (рис. 45), а вес отдельных выращенных методом Чохральского кристаллов достигает полукилограмма. 
Стоимость ограненных вставок из синтетического аналога александрита (рис. 46) составляет от 20–30 до 200 (в среднем 40) долларов за карат, т.е. после искусственных ювелирных алмазов – это самые дорогостоящие синтетические драгоценные камни. 
Синтетические аналоги соответствут природному алесандриту по химической формуле и большинству физико-оптических свойств. Тем не менее, природный александрит остается непревзойденным как по красоте, так и по стоимости.
 



   Как бы мы не относились к синтетическим самоцветам, они являются реалией нашего времени. Стоит лишь подчеркнуть, что продажа синтетических аналогов, а тем более имитаций под видом натуральных камней является откровенным мошенничеством. 
   Надо сказать, что «культура камня», так характерная для России XVIII–XIX столетий, пришла в XX веке в совершеннейший упадок.  Вновь она стала возрождаться, когда в конце 80-х годов появились небольшие кооперативные мастерские, в которых бывшие геологи и бывшие «подпольные» ювелиры создавали свои первые шедевры из натурального камня. Очень способствовала возрождению вкуса и интереса к камню организация регулярных ювелирно-минералогических выставок. Для европейской части России это, в первую очередь, выставки Санкт-Петербургского объединения «Мир камня», а для Уральского региона – несомненно «Минерал-Шоу». 
   Прошло некоторое время, натуральный камень перестал быть экзотикой и что же мы видим теперь: рынок заполонили дешевые безвкусные изделия из Индии, Пакистана, Китая. Качественного натурального камня здесь немного, зато в изобилии присутствуют стеклянные имитации под названием «кошачий глаз», «улексит», «авантюрин»; керамическая «бирюза», прессованый «гематит» и т.п. 
   Говорить о «культуре камня» опять не приходится, ведь на вопрос покупателю этих дикарских безделушек – зачем?, он отвечает – это ведь ярко и главное, дешево, да и название, написанное на ценнике или произнесенное торговцем смутно знакомо по кроссвордам или полузабытым читанным в детстве сказам Бажова. Вот и получается, что променяли мы настоящую красоту на яркость, а истинную драгоценность на бижутерию. Покупать подобные «драгоценности» можно хоть с каждой получки, только не постесняетесь ли вы передать их по наследству своим детям как фамильные? 
   Подобная ситуация характерна не только для нашего времени. У неоднократно цитированного нами А.Е. Ферсмана [85] мы читаем: 
   «В последние годы перед войной 1914 г. начался импорт самоцветов. Екатеринбург стал наводняться идарской дешевкой (г. Идар-Оберштейн в Германии, крупнейший и старейший европейский центр камнеобработки, прим. авт.), т.е. изделиями из агата Уругвая и розового кварца, а также синтетическими камнями (рубином, александритом). Упадок добычи и низкий уровень техники обработки камня заставлял русскую ограночную и камнерезную промышленность пополнять свои запасы камня путем импорта его из Германии и других стран… 
   …На Урале часто выдавали иностранный камень за сибирский; так на вокзалах в Екатеринбурге, Челябинске и Перми в изобилии продавались под этим названием бразильские агаты идарской работы, южноафриканский крокидолит (тигровый камень), синие покрашенные халцедоны Германии. Проезжая публика требовала сувениры из камней с Урала или из Сибири, поэтому выгоднее было для успешного сбыта выдавать заграничные камни за местные. Под наименованием уральских часто продавали искуственные камни из Парижа и Идар-Оберштейна; синтетические рубин и особенно светлый александрит получили широкое распространение на Урале…». 
   Как видите, наше время не исключение. Общий упадок культуры сказывается и на отношении к камню… 
   В заключение очень хочется привести пространную цитату из «Очерков» Д.Н. Мамина-Сибиряка (1884 г.), который в одном абзаце сумел высказать отношение к натуральному и синтетическому камню и даже сделать вполне сбывшийся прогноз на будущее: 
   «В общем можно сказать только то, что время камней как бы миновало, и наши бабушки лучше понимали немой язык самоцветов, чем внучки. В будущем, когда заиграет дешёвый поддельный камень, вероятно, люди окончательно освободятся от этой страсти украшать себя самоцветами, как не украшают себя сейчас простым стеклом, что ещё в моде у дикарей, не познакомившихся со стеклянными фабриками. Мы думаем, что самородный самоцвет останется ценностью всегда, только как предмет для минералогических коллекций да для тех неисправимых любителей, которые не променяют его ни на какое ухищрение новейшей техники. Для таких любителей драгоценный камень не мёртвый минерал, а что-то живое, одарённое живыми свойствами. В самом деле, около самоцвета не даром же вырос этот лес суеверия, поэзии и религиозных уподоблений. В камне есть своя жизнь, тёмная и неисследованная, проявляющаяся в форме кристаллизации, в сопутствии известным горным породам, в антипатии к другим, в отношениях к свету, электричеству и химическим реагентам. Именно эта кристаллическая форма встала на границе, отделяющей органическую природу от мёртвой материи, и человеческий глаз пытливо ищет здесь ответа своим внутренним свойствам, запросам и тёмным органическим движениям. Мёртвая земля смотрит на человека этими цветными глазами, говорящими о тайниках скрытой в ней жизни. Это «последняя улыбка» цепенеющей в мёртвом холоде неорганизованной природы». 

   Умри, но лучше не скажешь!

 
 
 
   



01
02